Приветствую Вас, Гость
Главная » Литература

Театрализованный урок на тему: "Игорь Северянин - "иронизирующее дитя"
Игорь Северянин, «король поэтов», «иронизирующее дитя»
Цели:
Обучающие:
обобщение и систематизация знания о жизни и творчестве Игоря Северянина.
рассмотрение особенностей художественного мира поэта.
Развивающие:
привитие навыков выразительного чтения стихотворений, умения анализировать их;
развитие коммуникативных навыков.
Воспитывающие:
стимулирование интереса к творческому на¬следию И. Северянина, а также к поэзии Серебряного века.
привитие художественного вкуса.


Ход урока

Все присутствующие сидят за столиками.
Ученик 1 под аккомпанемент гитары исполняет «Искренний ро¬манс» на стихи Северянина

Оправдаешь ли ты - мне других оправданий не надо! -
Заблужденья мои и мечтанья во имя Мечты?
В непробужденном сне напоенного розами сада,
Прижимаясь ко мне, при луне, оправдаешь ли ты?

Оправдаешь ли ты за убитые женские душ,
Расцветавшие мне под покровом ночной темноты?
Ах, за все, что я в жизни руками своими разрушил,
Осмеял, оскорбил и отверг, оправдаешь ли ты?

Оправдаешь ли ты, что опять, столько раз разуверясь,
Я тебе протянул, может статься, с отравой цветы,
Что, быть может, и ты через день, через год или через
Десять лет станешь чуждой, как все, оправдаешь ли ты?

Учитель читает стихотворение «Сегодня не приду»

Сегодня не приду; когда приду - не знаю...'
Я радуюсь весне, сирени, маю!
Я радуюсь тому, что вновь растёт трава!
- Подайте мой мотор. Шоффэр, на Острова!

Пускай меня к тебе влечёт неудержимо,
Мне хочется забыть, что я тобой любима,
Чтоб чувствовать острей весенний этот день,
Чтоб слаже тосковать...
- В сирень, шоффэр! в сирень!

Я так тебя люблю, что быть с тобою вместе
Порой мне тяжело: ты мне, своей невесте,
Так много счастья дал, собой меня впитав,
Что отдых от тебя среди цветов и трав...

Пощады мне, молю! Я требую пощады!
Я видеть не могу тебя и мне не надо...
- Нельзя ли по морю, шоффэр?.. а на звезду?..
Чтоб только как-нибудь: 'сегодня не приду'..

Ученица 1 читает стихотворение «Фиалка»

Снежеет дружно, снежеет нежно,
Над ручейками хрусталит хрупь.
Куда ни взглянешь - повсюду снежно,
И сердце хочет в лесную глубь.

Мне больно-больно.. Мне жалко-жалко..
Зачем мне больно? Чего мне жаль?
Ах, я не знаю; ах, я - фиалка,
Так тихо-тихо ушла я в шаль.

О, ты, чьё сердце крылит к раздолью,
Ты триумфатор, ты властелин!
Приди, любуйся моей фиолью -
Моей печалью в снегах долин.

О, ты, чьи мысли всегда крылаты,
Всегда победны, внемли, о ты,
Возьми в ладони меня, как в латы,
Моей фиолью светя мечты!..

Ученик 2 читает стихотворение «Кензель» («В шумном платье муаровом...»)

В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом
По аллее олуненной Вы проходите морево...
Ваше платье изысканно, Ваша тальма лазорева,
А дорожка песочная от листвы разузорена —
Точно лапы паучные, точно мех ягуаровый.

Для утонченной женщины ночь всегда новобрачная...
Упоенье любовное Вам судьбой предназначено...
В шумном платье муаровом, в шумном платье муаровом —
Вы такая эстетная, Вы такая изящная...
Но кого же в любовники? и найдется ли пара Вам?

Ножки пледом закутайте дорогим, ягуаровым,
И, садясь комфортабельно в ландолете бензиновом,
Жизнь доверьте Вы мальчику в макинтоше резиновом,
И закройте глаза ему Вашим платьем жасминовым —
Шумным платьем муаровым, шумным платьем муаровым!..

Голос из зала: Кто автор этих стихотворений?
На сцену выходит ученик (Северянин) и читает стихотворе¬ние «Эпилог»

Я, гений Игорь Северянин,
Своей победой упоен:
Я повсеградно оэкранен!
Я повсесердно утвержден!

От Баязета к Порт-Артуру
Черту упорную провел.
Я покорил литературу!
Взорлил, гремящий, на престол!

Я - год назад - сказал: "Я буду!"
Год отсверкал, и вот - я есть!
Среди друзей я зрил Иуду,
Но не его отверг, а - месть.

Ученик 3: А настоящее его имя — Игорь Лотарев. Он родился в Петербурге в 1887 году, 16 мая.

Ученик 4: ему не было еще девяти лет, когда, живя в Петербурге, он стал писать стихи. Значительно ранее этого времени его водили в образцовую Мариинскую оперу. Благодаря оперной музыке творче¬ство Северянина стало развиваться на двух основных принципах: классическая банальность и мелодическая музыкаль¬ность.

Ученик 3 читает стихотворение «Шампанский полонез»

Шампанского в лилию! Шампанского в лилию!
Ее целомудрием святеет оно.
Mignon с Escamilio! Mignon с Escamilio!
Шампанское в лилии — святое вино.

Шампанское, в лилии журчащее искристо, —
Вино, упоенное бокалом цветка.
Я славлю восторженно Христа и Антихриста
Душой, обожженною восторгом глотка!

Голубку и ястреба! Ригсдаг и Бастилию!
Кокотку и схимника! Порывность и сон!
В шампанское лилию! Шампанского в лилию!
В морях Дисгармонии — маяк Унисон!

Ученица 2: Да, он любил композиторов самых раз¬личных и... музыку Чайковского, и изысканную эпич¬ность Римского-Корсакова, и божественную торже¬ственность Вагнера... Удивительно ли, что стихи его звучали как музыка ( Звучит фрагмент симфонии № 5, часть IV П. И. Чай¬ковского.)

Ученик 5: Но в литературу Игорь Северянин вошел, можно сказать, со скандалом.

Северянин:...В 1909 году Наживин свез мою бро¬шюру «Интуитивные краски» в Ясную Поляну и про¬читал ее Льву Толстому, Сиятельного графа и убежденного реалиста резко возмутило одно из "явно иронических" стихотворений - «Вонзите штопор в упругость пробки, и взоры женщин не будут робки», об этом мгновенно всех оповестили московские газет¬чики... после чего всероссийская пресса подняла вой и дикое улюлюканье, чем и сделала меня сразу известным на всю страну! ... с легкой руки Толстого... меня стали бранить все, кому не было лень»

Учитель читает стихотворение «Соловей»

Я - соловей: я без тенденций
И без особой глубины...
Но будь то старцы иль младенцы,-
Поймут меня, певца весны.

Я - соловей, я - сероптичка,
Но песня радужна моя.
Есть у меня одна привычка:
Влечь всех в нездешние края.

Я - соловей! на что мне критик
Со всей небожностью своей? -
Ищи, свинья, услад в корыте,
А не в рулладах из ветвей!

Я - соловей, и, кроме песен,
Нет пользы от меня иной.
Я так бессмысленно чудесен,
Что Смысл склонился предо мной!
Ученик 2: Его популярность была огромна, успех был бешеный. С 1913 по 1918 год выходят 10 сборни¬ков его стихотворений. Игорь Севе¬рянин дает собственные поэзоконцерты, совершает тур¬не по России. Он был окружен толпой поклонниц. Влюбленные девушки, как говорил сам поэт, «млели майно» от его стихотворений.

Ученик 5: «Любовь беспричинна» - считал поэт, поэтому и сам восхищался многими женщинами.

Учитель читает стихотворение «Котик милый, деточка»

Котик милый, деточка! встань скорей на цыпочки,
Алогубы-цветики жарко протяни...
В грязной репутации хорошенько выпачкай
Имя светозарное гения в тени...

Ласковая девонька! крошечная грешница!
Ты еще пикантнее от людских помой!
Верю: ты измучилась... Надо онездешниться,
Надо быть улыбчатой, тихой и немой.

Все мои товарищи (как зовешь нечаянно
Ты моих поклонников и моих врагов...)
Как-то усмехаются и глядят отчаянно
На ночную бабочку выше облаков.

Разве верят скептики, что ночную бабочку
Любит сострадательно молодой орел?
Честная бесчестница! белая арабочка!
Брызгай грязью чистою в славный ореол!..

Ученик 4 читает в журнале стихотворение «Ананасы в шампанском»

Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Удивительно вкусно, искристо и остро!
Весь я в чем-то норвежском! Весь я в чем-то испанском!
Вдохновляюсь порывно! И берусь за перо!

Стрекот аэропланов! Беги автомобилей!
Ветропросвист экспрессов! Крылолет буеров!
Кто-то здесь зацелован! Там кого-то побили!
Ананасы в шампанском - это пульс вечеров!

В группе девушек нервных, в остром обществе дамском
Я трагедию жизни претворю в грезофарс...
Ананасы в шампанском! Ананасы в шампанском!
Из Москвы - в Нагасаки! Из Нью-Йорка - на Марс!

Какое обилие непонятных слов…почему?

Ученица 3: это его эгофутуризм.

Северянин: В отличие от школы Маринетти, я прибавил к слову футуризм приставку „эго" и в скобках „вселенский". А это –мои лозунги.

Звучит Вивальди

Учитель читает стихотворение «Не может быть, вы лжете мне мечты!»
Не может быть, вы лжете мне, мечты!
Ты не сумел забыть меня в разлуке...
Я вспомнила, когда в приливе муки
- Ты письма сжечь хотел мои... сжечь!.. ты!..
Я знаю, жгут бесценные дары:
Жжет молния надменные вершины,
Поэт - из перлов бурные костры,
И фабрикант - дубравы для машины;
Бесчувственные люди жгут сердца,
Забывшие для них про все на свете;
Разбойник жжет святилище дворца,
Гордящегося пиршеством столетий;
И гении сжигают мощь свою
На алкоголе - символе бессилья...
Но письма сжечь - где я тебе пою
Свою любовь! Где распускаю крылья!
Их сжечь нельзя - как вечной красоты!
Их сжечь нельзя - как солнечного неба!
В них отзвуки Эдема и Эреба...
Не может быть! Вы лжете мне, мечты!

Ученик 3: Эстетизация всего сущего характерна поэзии Северянина. Он лиричный ироник: его ирония ведет к театрализации жизненных форм. Все вокруг представляет собой нескончаемый спектакль, в котором действуют стилизованные, костюмированные персонажи.

Учитель читает стихотворение «И ты шел с женщиной»

И ты шел с женщиной, — не отрекись. Я все заметила, — не говори.
Блондинка. Хрупкая. Ее костюм был черный. Английский. На
голове —
Сквозная фетэрка. В левкоях вся. И в померанцевых лучах зари
Вы шли печальные. Как я. Как я! Журчали ландыши в сырой траве.

Не испугалась я,-— я поняла: она — мгновение, а вечность - я
И улыбнулась я, под плач цветов, такая светлая. Избыток сил
В душе почувствовав, я скрылась в глубь. Весь вечер пела я
Была — дитя.
Да, ты шел с женщиной. И только ей ты неумышленно взор ослезил.

Ученик 5: В 1918 году, в январе, Игорь Василье¬вич Лотарев уезжает вместе с матерью из тревожной России в Эстонию. 27 февраля 1918 года в Поли-техническом музее на литературном вечере был выбран «королем поэтов». На втором месте оказался В. Маяков¬ский, на третьем — К. Бальмонт.

Ученик (Северянин) читает «Рескрипт короля»

Отныне плащ мой фиолетов,
Берэта бархат в серебре:
Я избран королем поэтов
На зависть нудной мошкаре.

Меня не любят корифеи —
Им неудобен мой талант:
Им изменили лесофеи
И больше не плетут гирлянд.

Лишь мне восторг и поклоненье
И славы пряный фимиам.
Моим — любовь и песнопенья! —
Недосягаемым стихам.

Я так велик и так уверен
В себе, — настолько убежден, —
Что всех прощу и каждой вере
Отдам почтительный поклон.

В душе — порывистых приветов
Неисчислимое число.
Я избран королем поэтов —
Да будет подданным светло!
Ученица 4: Из Москвы Игорь Северянин спешит к больной матери в Тойла. Он вынужден остановиться в непростых условиях немецкой оккупации. В 1920 году, 2 февраля, Советская Россия признает Эстонию незави¬симым государством. Так поэт оказался вне Родины.

Ученица 2: Последние годы жизни поэта омраче¬ны тяжелым материальным положением. Его письма друзьям, знакомым кричат о помощи.

Ученик 2: «...Я в полном одиночестве... Горчай¬шую нужду переживаю... Конечно же, я ничего ровно не пишу... Болезнь сердца: застарелый аппендицит, сердце изношено. Одышка, головные боли частые и жгучие...».

Ученица 4 читает стихотворение «Зовущаяся грустью»

Как женщина пожившая, но все же
Пленительная в устали своей,
Из алых листьев клена взбила ложе
Та, кто зовется Грустью у людей...

И прилегла — и грешно, и лукаво
Печалью страсти гаснущей влеча.
Необходим душе моей — как слава! —
Изгиб ее осеннего плеча...

Петь о весне смолкаем мы с годами:
Чем ближе к старости, тем все ясней,
Что сердцу ближе весен с их садами
Несытая пустынность осеней...

Ученик 3: Игорь Северянин умер в 1941 году. Похо¬ронен на таллиннском Александро-Невском кладбище.

Ученик 1 исполняет 1 куплет романса

Оправдаешь ли ты - мне других оправданий не надо! -
Заблужденья мои и мечтанья во имя Мечты?
В непробужденном сне напоенного розами сада,
Прижимаясь ко мне, при луне, оправдаешь ли ты?..
Категория: Литература | Добавил: Блажь (19.09.2012)
Просмотров: 1305 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]